Данный сайт и указанные на нем представительства в социальных сетях являются единственным официальным источниками информации
ФГБУК Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.
 
 

Экспозиция / Скульптура

В результате экспедиций 1970-х годов и закупок у частных лиц в Музее имени Андрея Рублева сложилась небольшая, но интересная коллекция скульптуры и рельефной иконы Древней Руси и Нового Времени, большая часть которой представлена в постоянной экспозиции.

Древнерусская скульптура пришла из Византии. Ее вырезали из дерева, покрывали левкасом и расписывали темперными красками по аналогии с живописными образами. В отличие от западноевропейских скульптур древнерусские горельефы предназначались для моления, недаром в документах их называли иконами «на рези» или просто иконами, что в настоящее время затрудняет их выявление.

Объем трактовался довольно условно, фигуры были столпообразные, уплощенной формы, для моделировки широко использовались живописные средства. Ступни, кисти и предплечья, а также атрибуты в руках, как правило, вырезали отдельно и крепили на деревянных шкантах, из-за чего они часто бывают утраченными. Тыльную сторону статуй оставляли плоской для лучшего соединения с задней стенкой киота, в который они вставлялись. Киоты, именовавшиеся «храмцами», делали с островерхими или килевидными завершениями и глухими боковыми створками на петлях. Представленные в экспозиции Музея имени Андрея Рублева статуи святителя Николая (Можайского), великомучениц Параскевы Пятницы и Екатерины конца XVII – начала XVIII века когда-то находились в подобных киотах.

Самые древние, дошедшие до нас скульптуры, датируются концом XIV века – временем, когда Московская Русь начинает подниматься после разрушительного татаро-монгольского нашествия, находит средства для каменного строительства и создания монументальных произведений искусства. Среди них заслуженной славой пользуется объемный образ святителя Николая Чудотворца (ныне в ГТГ), исполненный, по мнению исследователей, балканским резчиком, который изобразил святого в неизвестном ранее иконографическом типе – с разведенными в стороны руками, в одной из которых – меч (позднее – нож), а в другой – град (позднее – храм). По нахождению в Никольском соборе г. Можайска он получил наименование Можайский. В XVI веке этот извод стал трактоваться как «Никола Ратный» – защитник русских городов. Из-за частых нападений врагов он приобрел особую актуальность, и, начиная с этого времени получил широкое распространение в резьбе.

В экспозиции можно увидеть две скульптуры Николы Можайского конца XVII века, на обеих утрачены ступни ног, атрибуты в руках и накладные нимбы. Первая – привезена из экспедиции в Архангельскую область в 1970 году. Горельефной резьбой исполнены лишь голова и руки святителя, объем моделируется живописными приемами, изысканная роспись имитирует богатое узорное ткачество с применением золотных и серебряных нитей, самоцветы и жемчуг. Вторая, закупленная у частного лица, – находится под поздней записью XIX века. Несмотря на единую иконографию, скульптуры совершенно разные, но каждая по-своему выразительна.

Вместе с Николой Можайским в древнерусских храмах нередко помещалась резная икона великомученицы Параскевы Пятницы. Образ из собрания Музея наделен индивидуальными чертами: тонким ликом с легким румянцем, полуулыбкой на устах и лучистыми глазами. О создании его на рубеже XVII–XVIII веков свидетельствуют элементы натурализма. Смягчается отстраненная символичность образа, от «небесного» он приближается к «земному». Несмотря на утраты рук, в одной из которых святая держала крест – символ мученичества, а в другой – свиток с текстом Символа веры, изображение не потеряло своей притягательности.

Святитель Николай Чудотворец (Можайский)

Святая Параскева, имя которой в переводе с греческого означает «пятница», считалась покровительницей торговли (торги во многих древнерусских городах проводились по пятницам), а также всякой женской работы и рукоделия. Кроме того, ее особому почитанию способствовало то, что в сознании верующих имя святой ассоциировалось с крестной жертвой Христа, поскольку распятие, по преданию, произошло в пятницу.

Великомученица Параскева Пятница. Кон. XVII – нач. XVIII в.

Иконографическую близость со святой Параскевой демонстрирует скульптура великомученицы Екатерины конца XVII века, также представленная в экспозиции. Она отличается лишь короной на голове, а в руках те же атрибуты – крест и свиток, но с другим текстом. Усиление культа святой Екатерины на Руси связано с чудесным явлением ее царю Алексею Михайловичу в ноябре 1658 года с вестью о рождении царской дочери, которую нарекли Екатериной. Популярность объемной резьбы в это время способствовала появлению многих икон «на рези» с изображением святой.

Великомученица Екатерина. Кон. XVII – нач. XVIII в.

Если в XIV–XVI веках искусство храмовой скульптуры считалось элитарным, все произведения создавались только в столице, то в XVII столетии в некоторых городах появились небольшие мастерские при архиерейских домах. Однако тон задавала царская Палата резных и столярных дел, выделившаяся из Оружейной палаты, в которой наряду с русскими мастерами во второй половине XVII века работали иноземцы – украинцы, белорусы и поляки. Именно в это время, а также в первой четверти XVIII столетия было создано подавляющее большинство древнерусских объемных изображений, дошедших до нашего времени. В позднее время скульптуры монтировали на доски, что еще больше сблизило их с иконами. Так поступали и с «новодельными» произведениями, и с более ранними. Проявление этой традиции можно увидеть в иконе мученика Мины рубежа XVII–XVIII веков, объемную фигуру которого в XIX столетии утопили в доску, для чего пришлось крестообразно туловищу развернуть руки и ступни святого, а недостающие детали (рука от локтя, держащая крест) дополнили. О глубоком почитании образа свидетельствует тот факт, что во время реставрации с его поверхности было снято семь слоев записи.  

Развитие древнерусской статуарной пластики было прервано указом Синода 1722 года, запрещавшим «иметь в церквах иконы: резные, вытесанные, изваянные…». По этому указу были изъяты, а нередко и уничтожены многие выдающиеся произведения, прежде всего в центральной России. Разрешалось лишь оставлять и делать заново горельефные Распятия, – вероятно, благодаря этому получившие широкое распространение в XVIII столетии. Нередко они исполнялись с фигурами предстоящих. Из подобной композиции происходят скульптуры святых Иоанна Богослова и Лонгина Сотника первой половины XIX века.

Возобновилось изготовление храмовых скульптур после долгого перерыва только во второй половине XVIII века. Несмотря на то, что они по-прежнему вырезались из дерева, покрывались тонким слоем левкаса и расписывались, в соответствии со вкусами времени изменился их облик, а в некоторых случаях – и предназначение. Фигуры отличались значительной долей натурализма, объем моделировался со всех сторон, как и положено круглой скульптуре. С этого времени наряду с профессиональными резчиками к созданию объемных икон стали привлекаться народные мастера. По-прежнему создавались статуи Николы Можайского; новые сюжеты были преимущественно связаны со Страстным циклом, повышенный интерес к которому наметился еще на излете древнерусской культуры в конце XVII века.

Композиции «Моление о чаше», «Воскресение Христово», статуи ангелов, апостолов и евангелистов, праотцев Моисея и Аарона входили в декорацию иконостаса, раскрывая идейный замысел создателей об искупительной жертве Христа, священной истории и устроении Церкви. Статую первосвященника Аарона, установленную в первой половине XIX века над Царскими вратами напротив святого Моисея, можно увидеть на экспозиции.

Примером фигуративной резьбы Царских врат служат створки второй половины XVIII столетия, с изображением четырех евангелистов на фоне сквозной позолоченной резьбы. Они были вывезены из заброшенного деревянного храма Покрова Пресвятой Богородицы, расположенного в селе Чернокулово Юрьев-Польского района Владимирской области. Помимо образов евангелистов на вратах могли помещаться горельефные композиции «Благовещение Богородицы», «Троица», «Тайная вечеря» и некоторые другие.

Царские врата. Вторая половина XVIII в.

В центральной России, верхнем и среднем Поволжье получил распространение объемный образ отрубленной главы Иоанна Предтечи. Согласно Священным текстам, отсеченную голову пророка потребовала у царя Ирода Саломея, дочь Иродиады, которая ненавидела Иоанна за обличение ее незаконной связи с царем. Источником иконографии послужил череп пророка Иоанна, который был окован драгоценным металлом и выставлен для поклонения верующих на позолоченном блюде в соборе Богоматери в городе Амьене (Франция). Здесь святыня, привезенная из Константинополя во время четвертого крестового похода, находилась с 1206 года. Ее пребывание в Европе способствовало появлению скульптурных изображений сначала в западном искусстве, а затем и в восточном. В России их изготавливали, начиная с последней четверти XVIII века почти все последующее столетие, причем не только из дерева, но и отливали из гипса. Представленная на экспозиции «Глава» создана в конце XVIII века в академической манере с натуралистическими подробностями и производит жутковатое впечатление настоящей головы, отрубленной палачом.

Глава пророка Иоанна Предтечи. Конец XVIII в.

На протяжении многих столетий церковная скульптура особо почиталась верующими, так как благодаря своему объему при меняющемся освещении она как будто «оживала», но в Новое время власти относились к ней с подозрением, считая ее не исконной для православия и усматривая католическое влияние. Произведения нередко помещали в алтари, подальше от любопытных глаз, убирали в кладовые, иногда – изымали. Несмотря на запрещения, в XIX веке в России по-прежнему изготавливали иконы «на рези», хотя и в меньшем масштабе, в основном на периферии. В это время безымянными резчиками была создана монументальная скульптура святителя Николая Чудотворца (Зарайского), с воздетой благословляющей десницей и раскрытым Евангелием в левой руке. Образ наделен характерными для своего времени натуралистическими чертами, которые проявились при моделировке лика и в резьбе деталей облачения.

Уникальный тип иконной пластики сложился в Тверской губернии. Это небольшие скульптуры, преимущественно 20–25 см высотой, которые изображали основоположника монашеской жизни на острове Столобном, что на озере Селигер – преподобного Нила Столобенского. Прототипом резных фигурок стала расписанная темперой монументальная скульптура святого, созданная в последней трети XVIII века в связи с открытием в Нило-Столобенской пустыни пещеры – места его подвигов (ныне в Музее Нило-Столобенского монастыря). После признания резного образа чудотворным в конце XVIII века возникло производство миниатюрных копий для паломников, которое стало массовым в XIX столетии. Скульптура представляла преподобного Нила во время молитвы, с закрытыми глазами и согнутыми в локтях руками, опирающимися на колени. Под мышками – крюки, которые, согласно Житию, святой использовал для поддержания тела во время отдыха, так как никогда не ложился. В многочисленных копиях они превратились в обычные костыли.

Преподобный Нил Столобенский. Вторая половина XIX в. Храмовая скульптура

Раздаточные скульптуры, а позднее и рельефные иконы, делали как профессиональные резчики Нило-Столобенской пустыни и города Осташкова, так и мастера-самоучки, включая жителей близлежащих деревень. Они сдавали расписанные фигурки в монастырь для последующей реализации паломникам. Для храмов и часовен делались скульптуры большего размера, одна из них представлена на экспозиции. Мастерами был найден условный пластический язык, наиболее ярко и полно передававший аскетизм и глубину молитвенного состояния пустынника. Несколько статуэток, поставленных в ряд, позволяют увидеть, что, несмотря на использование единой иконографии, среди них нет абсолютно одинаковых, каждая по-своему выразительна.

Преподобный Нил Столобенский. Вторая половина XIX в. Небольшие скульптуры для паломников

Таким образом, несмотря на периодически возникавшие запреты церковной пластики, она возрождалась вновь, доказывая потребность в ней русского религиозного чувства. Средневековая храмовая скульптура и продолжившие ее традиции произведения XVIII–XIX веков впервые экспонируются в Музее имени Андрея Рублева в столь значительном объеме. Они призваны представить еще одну грань церковного искусства, малоизвестного широкому зрителю.

Фрагмент экспозиции Фрагмент экспозиции Фрагмент экспозиции

 




Официальная страница Музея имени Андрея Рублева в Facebook



Официальный аккаунт Музея имени Андрея Рублева в Twitter



Официальная страница Музея имени Андрея Рублева в Google+




Музей им. Андрея Рублева наЦентральный Государственный Музей Древнерусской Культуры и Искусства им. Андрея Рублева